Главная страница » Кондитерская Дирберга Харьков

Кондитерская Дирберга Харьков

Эта кондитерская упоминалась уже нами в связи с Магазином Зонофонъ, располагавшимся напротив

Кондитерская Дирберга в печатных изданиях, фотодокументах:
 

 

«…Мы видим деньги известной в свое время кондитерской Дирберга в Харькове…»
Розенберг Л. «Историю рассказывают деньги». Наука и жизнь. – 1964. – № 3 – № 4.

***

 

 

Харьков Московская улица дом №7 в начале века в этом здании находилась популярная кондитерская А.Дирберга, в которой нередко собирались любители шахматной игры.
В начале прошлого века в здании бывшей гимназии находилась кондитерская Дирберга, которую облюбовали шахматисты. Последние часами просиживали здесь за чашкой чая, лакомствами и любимой игрой.

«В соответствии с западноевропейскими традициями — в заведениях, где можно было закусить и выпить. Наиболее часто посещаемым шахматистами заведением была известная в Харькове кондитерская Дирберга (располагавшаяся на углу Старо-Московской улицы и Петровского переулка» – из книги С.Б.Губницкого «Шахматный Харьков (1759—2008)».

***

 

 Продажа кондитерской Дирберга
Существовавшая почти что в течение тридцати лет кондитерская и кофейня Дирберга продана владельцем И. И. Дагаеву, бывшему доверенному фирмы Депре, как говорят, за 50,000 руб. Г. Дирберг передал все предприятие с запасами и инвентарем, а также контракт с харьковским университетом на эксплоатацию его огромнаго дома, арендуемаго г. Дирбергом. Передача состоится в мае месяце текущаго года. Г. Дирберг, состояние котораго измеряется, по словам сведущих лиц,  суммою в 700-800 тыс. руб., оставляет Харьков и поселится в Наугейме.
Газета «ЮЖНЫЙ КРАЙ» 03.04.1912

***

 28 июля 1919 г. В районе 13.00 в районе харьковского кафе Дирберга (угол Старо-Московской ул. и Петровского переулка) произведена облава, в ходе которой арестованы «спекулянты денежными знаками» – из книги Владимира Корнилова «Донецко-Криворожская республика: Расстрелянная мечта» 

***

Среди предпринимателей Харькова, которые продолжили свою деятельность в годы нэпа была  и кондитерская А.Х. Дирберг.

***

 

 Кондитерская Дирберга в дни февральской революции в Харькове, 1917 г.

Об антисанитарном состоянии кондитерской И. И. Дагаева, бывшей Дирберга, находящейся на углу Петровскаго пер. и Московской ул., несколько времени тому назад у нас уже сообщалось.

Третьяго дня пристав 3 уч. г. Харькова С. А. Богуславский, совместно с приглашенным городовым врачем И. Н. Дракиным и понятыми, внезапно произвел осмотр кондитерской г. Дагаева. Осмотром установлено, что отделение кондитерской, в которой производится приготовление различнаго рода печений, содержится, в общем, весьма грязно. Всюду слои пыли и паутины, столы, на которых приготовляется тесто, грязны. Миндаль покрыт налетами пыли. Плиты загрязнены. В комнате, где производится выпечка кондитерских изделий, отведено помещение и для… собаки. По поводу обнаруженнаго составлен протокол, причем г. Дагаеву дан трехдневный срок на приведение своей кондитерской в должный вид.

«Южный край», №12941

Visits: 242

4 comments

    • master says:

      Встречал целую статью чем угощали.. да не сохранил, надо порыть
      статейка попалась

      Марципанов захотелось…
      В детстве я ломала голову над тем, что такое марципан. Читая старые сказки, персонажи которых лакомились этими самыми марципанами, я понимала лишь, что это какая-то сладость. Увы, полупустые полки продуктовых магазинов не оставляли надежды попробовать марципаны на вкус, попутно угрожая забытьем еще и шоколаду вместе с зефиром и другими вкусностями.
      За разъяснениями я обращалась к бабушке, которая, как могла, просвещала меня по поводу состава марципанов, а заодно рассказывала о том, какие лакомства продавались в магазинах в годы ее детства, до «голодовки» (так она называла Голодомор). Помню, мое воображение просто поражали рассказы о шоколадных яйцах, внутри которых скрывался какой-нибудь сюрприз — скажем, серебряное колечко или подвеска. Да, к Новому году мне покупали (или, скорее, «доставали») шоколадных зайцев и Дедов Морозов, но внутри они были обидно пустыми.
      Эти впечатления так и остались бы детскими воспоминаниями, если бы минувшей осенью мне не удалось побывать на экскурсии харьковского историка Антона Бондарева и услышать о том разнообразии кондитерских изделий, которые продавались в Харькове до революции.
      Судя по фотографиям кондитерского ассортимента тех лет, значительная часть видов конфет и печений, выпускаемых современным пищепромом, являются хорошо забытыми образцами начала ХХ и даже конца ХІХ веков. «Орешки» и «грибочки» со сгущенкой, «буковки», шоколадные «киндер-сюрпризы» и многие другие сладкие лакомства были хорошо знакомы еще нашим прабабушкам.
      На улицах Харькова до сих пор сохранились и здания некоторых старых кондитерских фабрик. Прежде всего, это бывшая фабрика шоколадного магната Жоржа Бормана на улице Коцарской, а ныне — предприятие «Харьковчанка». Об остальных известно, пожалуй, лишь тем, кто целенаправленно интересуется харьковской стариной.

      Конфеты с продолжением
      Мало кто знает, например, что заброшенное, но еще вполне крепкое и красивое здание на улице Конторской в свое время было самой мощной в Харькове и на всей Слобожанщине кондитерско-макаронной фабрикой Д. Кромского.
      — Эта фабрика появилась в 1870 году, — рассказывает Антон Бондарев. — Ее владельцем был купец первой гильдии Дмитрий Константинович Кромский. Торговый оборот от фабрики составлял свыше 300 тыс. руб. в год — это были очень серьезные деньги. Но информации о ее владельце удалось найти очень мало. Не сохранилось даже фотографий, есть только нарисованный портрет. А еще — газетная заметка 1895 года, сообщающая, что Кромский постоянно проживает в Харькове в собственном доме, ему 55 лет, холост, поведения хорошего, под судом, следствием и надзором не состоял. После Кромского фабрикой стали владеть купцы Романенко, которые в 1912 году достроили ее здание на Конторской. Они сохранили прежний бренд и выпускали продукцию под маркой Товарищества Кромского.
      Первоначально фабрика производила традиционные для Слободской Украины сладости: пряники, пастилу, халву и т. д., а также была известна как производитель очень вкусного желе, которое продавали в жестяных коробочках ярко-бордового цвета с золотистыми буквами. В 1890-е годы здесь началось производство конфет.
      Производитель очень серьезно подходил к оформлению своей продукции и одновременно привлечению покупателя. Так, например, рисунки на упаковке шоколада фабрика заказывала известному художнику Ивану Билибину. На сказках с его иллюстрациями воспитывались дети вплоть до 1990-х годов. И наверняка эти книжки до сих пор еще хранятся во многих семьях. А сто с лишним лет назад в Харькове выпускалась, к примеру, серия шоколада «Василиса Прекрасная» с иллюстрациями и отрывками из текста сказки на обертках. Иными словами, это были истории с продолжениями. Купив несколько плиток, можно было собрать всю сказку.

      Поставщики императорского двора
      Дешевизна сахара привлекала в Харьков производителей сладостей. К концу XIX века в городе работало немало кондитерских производств. Плюс сюда поставляли свою продукцию такие кондитерские магнаты Российской империи, как братья Абрикосовы, компания Теодора фон Эйнема и фабрика Адольфа Сиу. Мало того, были еще и подпольные предприятия. Однако все это не помешало еще одному крупному производителю — Жоржу Борману — открыть здесь в 1896 году свою очередную фабрику. И, вопреки ожиданиям, появление нового мощного предприятия не остановило уже существующие производства, хотя конкуренция между ними, конечно, усилилась. Каждый производитель старался привлечь покупателя не только качеством продукции, но и ее оформлением.
      — На шоколадных обертках, подобно винным этикеткам, обязательно изображали медали, полученные на престижных выставках, — рассказывает Антон Бондарев. — Также на популярность продукции существенно влиял статус производителя, если он был поставщиком императорского двора, как те же Борман, Эйнем, Абрикосовы. Обывателю было приятно осознавать, что он ест такие же конфеты, как сам государь-император. Очень распространенным был «тематический» шоколад — когда выпускались серии конфет в обертках с разными картинками на одну тему. Так, был шоколад «Народный», «Купеческий», «Цыганский», «Кавказский», карамель «Дамская» и др. В оформлении упаковки кондитерских изделий использовались темы армии, флота, сказок, произведений Гоголя, цветочные мотивы, изображения животных, печатались шуточные четверостишия… Покупателю, естественно, хотелось собрать всю серию, и он покупал конфеты еще и еще.
      Самый крупный в стране производитель сладостей Абрикосов для иллюстрирования оберток конфет использовал портреты детей. Это сильно влияло на родительские чувства, благодаря чему объемы продаж значительно увеличивались. Именно Абрикосов первым начал вкладывать в упаковку шоколада всевозможные сувениры: открытки, бумажные аппликации, схемы для вышивки… Впрочем, аналогичные подходы практиковали и производители других товаров, в частности мыла. Абрикосов же начал выпускать и шоколадные яйца с игрушками внутри наподобие современных киндер-сюрпризов.
      При всем своем желании Жорж Борман не мог перекрыть разнообразие этого рынка, его продукция больше была рассчитана на массового потребителя и продвигалась за счет активного рекламирования. Но именно Бормана многие в Харькове ошибочно считают изобретателем прообраза современного киндер-сюрприза. Все дело в том, что Борман очень увлекался оформлением витрин и интерьеров своих магазинов (один из них, всеми любимый «Ведмедик», сохранил свое предназначение и работает до сих пор). Перед Пасхой в витринах магазинов Жоржа Бормана выставлялись серебряные макеты харьковских храмов и шоколадные яйца, которые, видимо, и ассоциировались у харьковчан с «киндер-сюрпризами» другого производителя.

      Капиталисты исчезли, а шоколад задержался
      Узнав об истории оте­чественных «киндер-сюрпризов», я поделилась с Антоном воспоминаниями своей бабушки:
      — Получается, что в конце 1920-х годов шоколадные яйца с подарками внутри продолжали выпускаться. Но ведь никого из прежних кондитерских производителей в стране уже не было…
      — Иногда нам ошибочно представляется, что после революции 1917 года в стране кардинально изменилось абсолютно все. Но на самом деле это не так. Продолжало работать оборудование предприятий, вплоть до 1930-х годов использовались даже дореволюционные бланки отчетности. Поэтому нет ничего удивительного в том, что во времена НЭПа в Харькове могли продаваться и шоколадные яйца. Несмотря на то, что прежние владельцы кондитерских фабрик эмигрировали или их уже не было в живых (например, Григорий Николаевич Борман умер в Харькове в 1918-м), сами предприятия продолжали работать. Сегодня свой первоначальный профиль сохранила только фабрика Бормана. Но в советские годы работала, например, и фабрика Кромского на Конторской, правда, будучи переименованной в фабрику им. Н. К. Крупской. Здание неплохо сохранилось, и при желании в нем можно было бы создать музей кондитерской промышленности или что-нибудь подобное, интересное для исторического имиджа города. Сохранились и помещения нескольких других, небольших фабрик — на площади Защитников Украины (бывш. пл. Восстания), на углу улиц Ярославской и Полтавского Шляха, в Соляниковском переулке, на улицах Кооперативной и Марьинской. Одни здания находятся в частной собственности, другие заброшены…

      Татьяна Буряковская

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

больше...